Приемы

Приемы


Приемы разрешения ТП
(в стихах)


Что делать, когда «ничего не поделать»?

В.Б.Крячко

Опубликовано в сборнике «Учителям о ТРИЗ», вып.6, 2008.

Это рассказ о том, как ТРИЗ помогает разрешить проблемы, казалось бы, не разрешимые.
1985 год. Декабрь. Суббота Вечер. Спускаюсь со второго этажа Витебского вокзала и подхожу к остановке третьего троллейбуса. Ко мне приближается элегантный мужчина в длинной до пят шубе. Наверное, актёр из ТЮЗа, здесь недалеко. На мне ватник без воротника, как у зека. Но у зеков не бывает пуховых платков на горло… Впрочем, его нет и у меня, но я связала длиннющий шарф в полтора раза длиннее меня. Его надо накручивать на шею, пока не получится подобие зимнего воротника. На голове шапочка: можно одеть набекрень, как кепочку, а можно развернуть и, закрыв уши и затылок, оставить снаружи только глаза и нос. На случай мороза. Спрятаться в лесу пока некуда. Домик будет только через год.
Элегантный юноша почему-то заговаривает, догадался, что я с дачного участка в 6 соток.
— Что Вас заставляет по холоду ехать куда-то в лес? Вы, наверное, жалеете, что ввязались в это беспокойное дело с дачей?
— Ничуть. Мне нравится. Не только цель: сад, но и процесс. (Я постеснялась вспомнить вслух Маяковского «Я знаю саду цвесть», но аналогичные эйфорические эмоции у меня как раз присутствовали.)
В поезде мы все будущие садоводы, как клуб по интересам. Идет активный обмен знаниями. Все спрашивают у всех. Радуются толковым советам, некоторые записывают.
Однажды я подслушала рассказ о том, как в одиночку затащить стропила на сруб. Стропила заготавливают внизу: три балки в форме заглавной буквы «А», затем поднимают при помощи системы блоков и закрепляют. Обычно в бригаде не меньше 3-х человек, ну, — два, а тут человек затаскивает три бревна сразу и устанавливает их на место — один. (Этот – «один», и тот – в длиной шубе, удивляющийся странному желанию тратить время на дачу. Какой контраст!)
Не устаю удивляться силе мысли человеческой.
Как-то мне удалось с тремя маленькими внуками приподнять баню и подсунуть в нужном месте кирпич. Чертыхаясь, прибежал сосед, удивлённый, что мы это делаем сами, но он опоздал. Внуков было трое: одному – 10, второму – 6, третьему – 5. Они все вместе уселись на конец длинного-предлинного ствола дерева (рычага). Их веса как раз хватило, чтобы приподнять краешек строения на 10 см.
Простейшими рычагами при освоении участка я конкурировала с лебёдкой. Лебёдка была на 500 кг. Скоро стало ясно, что вибрация, лаги, как рычага, легко заменяет работу этой слабосильной лебёдки. А если учесть, что её надо разворачивать, закреплять, перезакреплять, потом сворачивать… Лебёдка стало ненужной.

В сентябре 1985 года бригада рабочих предложила мне услуги по спиливанию леса. Я их попросила спилить ёлки на будущей дороге и прилегающих к участку двух небольших лесных зонах. К деревьям участка велела не прикасаться, т.к. собиралась их сразу корчевать. Рабочим корчевать не хотелось, они кивали и соглашались, но потом обманули и спилили всё под чистую на участке, не прикоснувшись к разрешённым для спиливания зонам.
А собственно, почему лучше корчевать дерево, чем пень? Когда дерево подготовлено под корчёвку (подрублены и подпилены поверхностные корни), его тянут лебёдкой или вручную в одну сторону, пока не сместиться центр тяжести на столько, что дерево начнёт падать уже само. Тут уже – разбегайся! Верхушка дерева перед ударом о землю разгоняется до большой скорости, в момент удара получается такой сильный рывок, что глубокий центральный корень, до которого лопатой никто и не пытается докопаться, выворачивается из земли весь. Без наших усилий, за счет дармового ускорения свободного падения.
А если корчевать большой пень, иногда корчёвка превращается в навязчивое занятие. Несколько лет хозяева такой пень то пилят, то жгут, то подрубают, то поливают агрессивными растворами. Мне пришлось около одного такого пня сделать красивую многоярусную пирамиду-клумбу. Прошло 20 лет. Пень ещё не сгнил под пирамидой. Только вместо 4-х ярусов осталось три.
Когда через неделю я встретилась на своём участке с бригадой, которая так ловко меня собиралась «кинуть», мы все испытали шок. Искали результаты работы, которую они должны были сдать, а я принять, — и не находили. В центре того места, где вроде бы должны были находиться мои 6 соток, возвышалась высоченная груда шестиметровых деревьев. Такое было впечатление, что гигантская рука ехидного великана подняла распиленные в размер брёвна с места и высыпала в центр участка, как спички из коробка.
Но мы твёрдо знали, что великаны давно повывелись. Место, где и рабочие, и я заботливо припрятали свой инструмент, было залито глиняной лужей размером примерно 15Х15 метров. Бригадир обнаружил под корягой свой топор и тут же подарил его мне, т.к. пока не понимал, как же все-таки сдать работу.
Много позже (через год) всё прояснилось. После того, как в свои два выходных наша бригада спилила мой участок и аккуратно разложила по подпорочкам размерный строительный лес, пришла вторая бригада. Эта бригада с тракторами и другой тяжёлой техникой явилась «проламывать» улицу среди густого леса, в котором моя бригада постеснялась (или поленилась) взять обречённые на смерть елки. Увидев очищенную площадку, они подумали, что это начало дороги, которое им проложил «добрый дядя». Ведро спирта, предупредившее их труд, повлияло на веру в добро, щуку, печку, бабушку и дедушку. Поэтому бригадир сказал «Поехали!», и ехали, пока не упёрлись. Спиленные брёвнышки, аккуратно лежащие на подпорочках, вставали дыбом и волоклись в кучу. Куча оказалась несгрибаемой. Трактор встал. Закурили. Выпили ещё. И вдруг поняли, что ошиблись ровно на 90°. Развернулись, оставив глубокую незаживающую «рану» на поверхности участка и уехали в правильном направлении. Лучше поздно, чем никогда.
Но, нет худа без добра. С наступлением весны 1986 года не потребовалось освобождать от корней и грунта место под дом. Это сделали отчаянные трактористы.
Всю зиму я растаскивала «бурелом», удалось спасти от сгнивания почти все деревья. Нашлась бригада других умельцев, которые из спасённого леса соорудили сруб посреди глиняной лужи, сами закинули на него стропила (меня не приглашали с советами).
Появилась новая цель. За лето надо доставить на участок доски для обрешётки и укровный материал для крыши. Нормальные люди «времянки» укрывают рубероидом. Для этого надо, чтобы были хотя бы нормальные дороги или тропки.
Тут началось самое занятное. Дорог нет. Вместо них глиняные реки, в которые превращены сносные грунтовые дороги, протоптанные ягодниками. Чтобы как-то пройти (уж, какое там – проехать!), садоводы протаптывают тропки справа и слева от бывшей дороги. Идёт лето 1986 года, после Чернобольской катастрофы. На её фоне наше бездорожье – пустячок. Если не покрыть дом на зиму, он сгниёт. Так пугают меня знающие люди. Неужели я зря спасала свой лес из завалов. Было бы меньше обидно, если бы я не стала этого делать, лес бы сгнил на месте, и всё.
Назвался груздем…, куй железо… Иду по складам. Досок вообще никаких. Надо быть героем отечественной войны, как минимум, тогда продадут даже домик в разобранном виде. А зачем домик? Сбрасывать с вертолёта? Вертолёта, к сожалению,…
Удалось разобрать несколько ящиков из-под холодильников. Хорошие оказались досочки, как раз дотягивались между соседними стропилами. Можно возить понемногу и своими руками прибивать.
В советское время ходил правдивый анекдот-быль. Иностранная фирма закупала у нас какие-то дешёвые товары, но обязательно в деревянных ящиках заданного размера и качества. Потом они товары выкидывали, а ящики использовали.
На одном складе нашла брак: кривые и короткие доски в форме доллара. Наверное, их хотели сжечь от греха, но увидели, что я к ним приглядываюсь. Им не стыдно было продать, а мне пришлось купить. Ящичных досок и этих ужасных «кривуль» как раз хватило на обрешётку крыши.

Укровный материал – рубероид по бездорожью безлошадной женщине не дотащить. Правда, одна сообразительная женщина разрезала большой кусок рубероида на 12 – метровые куски. Очень неудобно отмерять и разрезать. Если ошибёшься, на крыше будут кое-где свисать хвосты, а кое-где придётся ставить заплатки.
Я пошла другим путём. Нашла уже разрезанный материал – использованный под гранки алюминий. Он был не толще хорошего ватмана, и весь изрисован оттисками разных книг. Привезла домой, под окном уже мокли никому не нужные кривые доски. Алюминий пришлось затащить в квартиру.
Как возить листы алюминия? Несколько листов сразу в трубочку не свернуть. Завязала один лист верёвочкой. Второй лист свернула и вставила внутрь первого. Он распружинился и прижался к первому листу изнутри. Потом я научилась таким образом упаковывать по 8 листов. На такой рулон сшила несколько специальных мешков с удобной лямкой.
Но таскать всё это 1 раз в неделю, лета и осени не хватит. Надо как-то форсировать события.
На работе оказалось просто заказать грузовик на субботу, за грузовик платишь в кассу, водителю по договорённости. Нашла рвущегося к дополнительной работе водителя. Но решила сама проверить подъезды. Лето было жаркое. Глиняные реки превратились в глиняные колдобины, которые для большого грузовика не проблема. Я решила пройти по дороге через лес от моего участка до ближайшего цивильного посёлка Радофиниково. Дорога была только «проломлена», как на моей улице, но не вымощена. (Такой она оставалась ещё 15 лет). Путь от нашей безплатформенной станции «101 километр» до Радофиникова по этой проектируемой дороге составляет 5 километров. Шла в тапочках. Сухо! Пройдя ? пути, вынуждена была вынуть из рюкзака резиновые сапоги, в которых, почти черпая через край, еле перебралась через топь.
Пришлось идти к водителю извиняться. Проезда нет. Но странный попался водитель. Сказал, что он тросиком подцепится и как-то подтянется, что он опытный и прочее. Я решила, что ему с вершины его водительского опыта видней, и мы поехали.
Надо было брать водителя из области, а не из городского гаража. Он увяз до въезда в эту жуткую дорогу. Беспролазная грязь (не смотря на жаркое лето) была в посёлке Дубовик. Там местные перемещались только на тракторах. Нас, конечно, выручили. И мы поехали в Радофиниково, т.е. назад. Там свалили кривые доски у чужого забора, алюминий в чужом сарае без замка. Это был такой бросовый материал, что никто не мог на него позариться. Остальной груз пришлось привезти домой; водитель даже не хотел брать денег, так как не оправдал моих надежд.
А дальше всё шло по науке. (О том, что это за наука наши постоянные читатели уже знают – это ТРИЗ, а новые читатели читайте в конце статьи). Я доезжала до Радофиникова, шла к дому с моими материалами. Увязывала, как матрёшку, алюминий, делала несколько маленьких связок досок и тащила их на вокзал. Когда приходил поезд, кто-нибудь помогал всё это закинуть, а на следующей станции выкинуть. Котомок оказывалось больше, чем моих рук. Но я носила их по одной недалеко, возвращалась, брала ещё одну. Постепенно вся куча перекочёвывала метров на 200 от станции. Работа оказалась не тяжёлой и даже приятной. Когда идёшь назад, отдыхаешь, слушаешь, как птички поют, радуешься солнышку и полевым цветам. Потом ещё 200-250 метров, и так – все полтора километра. (Разделение нагрузки во времени: то есть нагрузка, то нет нагрузки).
Когда все материалы перекочевали к моему срубу, ожидающему среди глиняной лужи моих дальнейших забот, нашла прямо на улице кровельщиков. Они оказались парни рисковые: взяли и поехали со мной. Сделали крышу из алюминия, но гарантировали не более 5 лет. Крыша не текла лет 10, потом после сильного урагана потекла, лет через пять после этого сверх всего положили шифер. Было уже проще, т.к. уже были и дороги, и постоянные труженики извоза, обслуживающие дачников.
А тогда до прихода кровельщиков, я успела смыть с алюминия оттиски книжек и выкрасить его нежно голубым суриком. В ясную погоду крыша сливалась цветом с голубым небом.
Со всех концов садоводства сходились деловые мужчины посмотреть на дом с металлической крышей, который одинокая безлошадная женщина построила при абсолютном бездорожье, отсутствии материалов, больших денег (старший инженер на 150 рублей), отсутствии вертолёта и друзей в ближайшей военной части, и, главное, раньше всех в садоводстве.
Недавно моя соседка подсчитала, сколько ей надо денег, чтобы построить маленькую баньку. Есть и дороги, и материалы, и муж-водитель. Получилось 80 тысяч рублей. Они с мужем пока отказались от этой стройки.

Что нужно, чтобы решать проблемы?

Надо не бояться их решать. Надо твёрдо знать (не верить, а знать), что нет не решаемых проблем. Чем лучше мы осознаём остроту проблемы, тем решительнее мы будем действовать. Очень хороший способ поверить в свои силы и научиться решать жизненные проблемы – подружиться навсегда с аналитическими и решательными методами теории решения изобретательских задач (ТРИЗ).
Автор этой теории, Генрих Саулович Альтшуллер (1924-1998), по традиции сталинской эпохи посидел за свои идеи 5 лет в лагерях (вместо 25, назначенных тройкой), после смерти Великого кормчего вышел на волю и сумел развернуть работу по проверке и доработке своих идей. Его последователи в настоящее время объединены в Международную Ассоциацию ТРИЗ (См. сайт www.matriz.ru). Есть также Российская, Европейская и Американская ассоциации.
В Южной Корее, которая известна тем, что там школьные учителя оплачиваются выше всех школьных учителей в мире, переводят всё образование на ТРИЗ-образование, т. е. вводится ТРИЗ-предмет с первого до выпускного класса, экспериментируют в детсадах, в университетах.
В Санкт-Петербурге есть школы, в которых ТРИЗ преподают по 20, 15, 10 лет. Есть детские сады и вузы, в которых на соответствующем возрасту уровне преподают ТРИЗ. Наиболее естественно вводить ТРИЗ в системе дополнительного образования. Ведь ТРИЗ создавался для помощи инженерам, поэтому объединене ТРИЗ с программой любой технической секции совершенно естественно.
В Санкт-Петербурге есть лаборатория для подростков, работающая по программе «Практическая электроника + ТРИЗ – это просто и увлекательно», для малышей есть гибридная программа по Оригами и ТРИЗ, есть обучение в вузах для менеджеров, для будущих инженеров по радиоэлектронике. В школах удачно проходит обучение ТРИЗ в начальной школе, и приносит свои плоды на уроках по развитию речи. В средней школе есть опыт преподавания ТРИЗ совместно с биологией, географией, астрономией, историей, литературой, ОБЖ.

Уроки из прочитанной истории

ТРИЗ создана для разрешения противоречий. Когда появились переводы книжек Г.С.Альтшуллера на английский язык, в США в аннотации на одну из его книг написали, что ТРИЗ потому могла появиться именно в Советском Союзе, что там инженер (и не только) поставлен в нечеловеческие условия. Т.е. они считают, что наши трудности, стимулируют мысль наших умельцев. Что же делать? Искусственно сохранять трудности? Нет. Надо в методике, в алгоритме решения творческих задач предусматривать методическое обострение ситуации.
Идея «чем хуже, тем лучше» – одна из самых продуктивных идей ТРИЗ. Есть принцип разрешения противоречий под названием «вред в пользу». Есть рекомендация использования ресурсов в первую очередь тех, которые являются особенно вредными. Парадокс? Ресурс и вдруг – вредный! Да. ТРИЗ построена на парадоксах, благодаря им достигается понимание сути проблемы и намечается путь её устранения.
Самые ранние достижения ТРИЗ и популярные до сих пор – это приёмы (или принципы) разрешения противоречий.
Вернёмся к рассказанной истории возведения дома в глухом лесу без дорог. Какие приёмы были использованы в процессе преодоления возникающих трудностей?
1. Наиболее очевидно использовались принципы «дробления» и «объединения» при перетаскивании будущей крыши по частям на маленькие расстояния, а в целом был перенесён большой груз на большое расстояние. Этот приём «используют» пчёлы, когда собирают мёд по капельке, а в улье собирается много мёда.
2. Приём разрешения физических противоречий под названием «приём разделения во времени» – то перетаскиваю, то отдыхаю, пока иду назад.
В пушкинские и радищевские времена из Петербурга в Москву ездили на перекладных лошадях. Лошади обслуживали две соседние станции. На новой станции путешественник менял лошадей. На следующей опять. Отдохнувшие лошади быстрее могли доставить человека на конечный пункт, чем одна и та же упряжка от пункта отправления до пункта назначения. Здесь лошадь была одна (ваша покорная слуга), но она имела возможность отдохнуть при обратном ходе за новой порцией груза.
3. Конечно, «принцип матрёшки» помог при упаковке 8 листов алюминия в одной связке. Кастрюльки специально выпускают «мал мала меньше», чтобы их удобно было хранить на полке, сложенными одна в другую. При этом экономится место хранения.
4. Принцип «обратить вред в пользу» работал многократно, иногда без моего участия польза возникала, как приятный сюрприз. Вспомним.
Пьяные трактористы навредили, содрав плодородный слой земли с половины участка и свалив в грязную кучу строительный лес, но они освободили меня от необходимости раскорчёвывать участок под строение и освобождать его от грунта и растительности.
Оставшийся пень (вред) я превратила в пирамиду-цветник.
На участке поселилась гадюка (это не просто вредно, – опасно), зато не было мышей, как на участках других садоводов.
Когда я стала красить алюминий, змея ушла от запаха краски и ацетона. Опасность отодвинулась, но вернулись мыши.
Когда крыша ослабла и стала постукивать при ветре, это стало трещёткой-пугалом для птиц.

Нет изобретения, чтобы всё было хорошо. Всегда требуется доработка.
Крыша трещит, значит, скоро развалится. А мыши накидываются на участок после ухода гадюки. Поэтому люди постоянно пересматривают свои приборы, машины и изменяют что-то в них, улучшают с точки зрения новых потребностей. Постоянно возникают противоречия, а значит и потребность в их разрешении.
А знаете, как скворцы «принимают работу» у изготовителей скворечников? Они ни за что не поселятся в ненадёжный скворечник. Однажды поутру скворцы покинули совсем новый, ещё жёлтый скворечник. А через два дня в бурю его сбросило ветром наземь. Что заметили скворцы? Оказывается, каждое утро и вечер они дотошно осматривают, обстукивают и верёвку и шест – проверяют, надёжно ли крепление. Помогают в этой диагностике сигналы: треск, скрип, шелест, которые образуются трением верёвки о шест, скворечника о верёвку, скворечника о шест. В отличие от людей они не могут упрочнить ненадёжное жильё: они его просто покидают.
5. Ресурсов для возведения дома было очень много.
а) Строительный материал (ёлки) росли прямо на рабочем месте.
б) Рабочие сами ходили по садоводству и предлагали свои услуги.
в) Змея – ресурс для отпугивания мышей.
г) Запах краски – ресурс для изгнания змеи.
д) Стук крыши от ветра распугал не только птиц, расклёвывающих урожай, но и мышей.
е) Дерево само своим весом помогает выкорчёвывать собственный глубокий корень. Бесплатная сила гравитации в этом случае – активно работающий ресурс.
Так я могу договориться до того, что постоянный дефицит на все товары в СССР был ресурсом творческого развития трудящихся. В некотором смысле это будет, пожалуй, правдоподобно.
Замечательный ресурс придумали биологи для борьбы с вредителем картофеля нематодой. Пока ещё холодно, но снег сошёл, разводят в ведре одну тёртую картофелину и поливают пашню. Нематода радостно выползает из своих норок наружу, но есть-то нечего. Наступает вечер, заморозки на почве, характерные для ранней весны, опрометчивая нематода гибнет. Через неделю-две можно спокойно сажать картофель, не опасаясь, что её съедят раньше времени. Картофельный полив пашни – способ борьбы с нематодой, а ресурсы – сам картофель, пашня, нематода.
Для повторения прочитанного вспомните, когда в Вашей жизни Вам случилось
1) использовать готовый ресурс,
2) превратить вред в пользу,
3) в нужный момент что-то разделить, а потом объединить,
4) попеременно делать то одно дело, то другое, а общий результат выше.

Если Вам захочется на вопросы, заданные в конце статьи ответить письменно, пожалуйста, пришлите их в адрес valkryacko@mail.ru. Мы намерены открыть рубрику для ознакомления новых читателей с ТРИЗ. Пишите, на сколько это Вас интересует. Какие именно аспекты этой темы для Вас особенно привлекательны?

Рекомендуемые авторские книги:
1. Г.С.Альтшуллер. Найти идею. Введение в теорию решения изобретательских задач. – 3-е изд., дополненное. – Петрозаводск: Скандинавия, 2003. – с. 240.
2. Г.С.Альтшуллер. Творчество как точная наука. 2-е изд., дополненное. – Петрозаводск: Скандинавия. 2004. – с. 200.
3. Г.Альтов «И тут появился изобретатель». М: Детская литература, 1984, 1987, 1989, 2000. («Г.Альтов» – псевдоним Г.С.Альтшуллера).